За год до окончания Московской Консерватории, в 1886 году, юный Фёдор Кёнеман познакомился с молодым певцом  и своим тёзкой Фёдором Ивановичем Шаляпиным, который только что переехал из Санкт-Петербурга в Москву.  В Петербурге Шаляпин пел в частном оперном театре Панаева,  но, потрясённый его голосом, Савва Морозов соблазнил девятнадцатилетнего талантливого юношу московской сценой, а точнее - Московской частной оперой, где Фёдор Иванович сразу же стал ведущим артистом. Он пел Ивана Грозного в «Псковитянке» Н. Римского-Корсакова (1896), Досифея в «Хованщине» М. Мусоргского (1897), Бориса Годунова в одноименной опере М. Мусоргского (1898) и другие ведущие оперные партии.

Со встречи на одном из московских музыкальных вечеров и  началась невероятная дружба двух Фёдоров - Кёнемана и Шаляпина. Они были одногодки, оба с 1873-го года, но Шаляпин был старше Кёнемана на 66 дней.

"Дорогой наш, любимейший Herr Kёnemann! Федюрочка разлюбезная! Вспоминаючи тебя, много сердцем вздыхаем, ибо любим тебя крепко-накрепко. До скорого свидания, милый друже!     Твой Фёдор Шаляпин и Н. Авьерино",- написали в сохранившейся до наших дней открытке отдыхавшие на австрийском курорте Маринабаде в Чехии Шаляпин и скрипач-альтист Н.К Авьерино в июне 1912 года - в год, когда Фёдор Фёдорович Кёнеман стал профессором Московской Консерватории по классу фортепиано, и проработавший там до 1932 года.

Кёнеман - пианист-виртуоз, и Шаляпин  - певец-вундеркинд - как словно по заказу судьбы  встретились и слились на четверть века в совместном  творчестве. Неизменно сопровождая  Ф.И.Шаляпина на концертной эстраде, Ф.Ф.Кёнеман был не только его личным аккомпаниатором, но он же писал и музыку для песен, которые потом в исполнении Шаляпина обретали невероятную популярность. Творчество Кёнемана, как эстрадного композитора, наиболее ярко проявилось в написанной им и исполненной Шаляпиным балладе "Как король шёл на войну" (на слова М.Конопницкой), в концертной обработке бурлацкой песни "Эй, ухнем!" , в романсе "Три дороги" (тоже на слова М.Конопницкой) и романсе "Кузнец" на слова Скитальца. (О гастролях Кёнемана и Шаляпина в 1910 г.)

На фотопортрете Фёдора Шаляпина, подаренном Кёнеману 1 декабря 1902 года, есть дарственная надпись: "От души  - милому Фёдору Кёнеману с большим "спасибо" за чудесные романсы"

Их  совместное творчество продолжалась столько, сколько они вместе жили в России - 36 лет, до весны 1922 года, когда Фёдор Шаляпин иммигрировал во Францию, Париж.  Шаляпин  покинул родину со своими четырьмя детьми от первого брака  и тремя - от второго, заручившись обещанием Дзержинского не трогать оставшихся в России его бывшую жену — Полу Игнатьевну Торнаги-Шаляпину и их дочь Ирину.

Дружба же их длилась столько, сколько их жизнь, - они скончались один за другим - Кёнеман 29 марта 1937 года в Москве, не дожив две недели до 64 лет, а Шаляпин - через год, в 65 лет - 12 апреля 1938 года в Париже.

Биография Фёдора Фёдоровича Кёнемана характерна интересными поворотами судьбы, предопределивших как его творчество, так и личную жизнь его самого и его потомков.

Завёл семью  композитор Фёдор Кёнеман сравнительно рано, в 20 лет, и  в 1894 году крестьянка из деревни Новинки Спас-Нудольской волости Клинского уезда Московской губернии Матрёна Ефремовна Ефремова (1867-1942), на 4 года его старшая, родила сына Николая. Коля был красивым парнем, всего на несколько лет младше своей тёти - младшей сестры композитора Ольги, родившейся в 1891 году. Они провели вместе всё детство, юность, так как Фёдор Фёдорович Кёнеман всячески опекал маленькую Олю - самую младшую сестрёнку и любимицу всей семьи. К тому же, их отец Фридрих, умерший в 1903 году, когда Оле было всего 11 лет, оставил свой капитал в распоряжение старшему сыну-композитору Фёдору, и это тоже накладывало на семью Фёдора Фёдоровича Кёнемана определённые обязательства по опёке своей матери Ольги Ивановны (прожившей до 1925 года) и остальных детей - своих младших братьев и сестёр.

Такая близкая разница в возрасте между племянником Колей и "тётей" Олей сказалась на одном интригующем поступке в жизни Ольги: в бурные революционные годы она влюбилась в Николая, но не имея возможности, естественно, стать его девушкой и женой, вышла замуж за лучшего друга Николая  –  Фёдора Ивановича Соловьёва.
 
Ольга Фёдоровна с мужем стали жить в квартире, которую композитор купил в Москве задолго до революции на оставленные отцом капиталы по адресу: Большой Знаменский переулок, дом 4, кв. 2. В этой квартире, ставшей после уплотнений 1917 года коммуналкой, происходили не менее загадочные хитросплетения семейных судеб. Здесь же с ещё дореволюционных лет жила сестра Ольги - Мария, научный сотрудник библиотеки Московской консерватории, никогда не имевшая семьи, а в начале 20-х поселилась сестра её мужа Ф. И. Соловьёва по имени тоже Мария, или, как её все звали, Мэми, со своим мужем Василием Алексеевичем Соколовым, который после развода Ольги с Ф.И.Соловьёвым в 1934 г. и смерти своей жены в 1942 г. стал гражданским мужем Ольги..., прожив вместе долгую жизнь и скончавшись в один и тот же 1976 г.

Сам же композитор, будучи в начале 20-х годов профессором Московской Консерватории,  попал под чары своей молодой студентки - Александры Владимировны Соколовой, которой преподавал фортепиано. Юное дарование настолько подействовало на 50-летнего композитора, что даже одну из своих лучших музыкальных работ - балладу "Король и Шут" композитор написал под влиянием своей любви, которую он называл Шурочкой. На изданной в 1924 году в Англии издательством "Честер" ("J. & W. Chester") партитуре для баса или баритона композитор сделал для Александры дарственную надпись:

"Писал я про шута,
А думал лишь о Шуре.
И "Шут" мне удался:
Виною, значит,- Шура!"

А на присланной в 1923 году  Шурочке из Нью-Йорка своей фотографии в роскошной фетровой шляпе, сделанной в фотостудии Люмьера,  Фёдор Кёнеман написал буквально следующее:

"Роскошной женщине от американца.
Моей распрекрасной Шурочке Соколовой".

Брак с Матрёной Ефремовной распался, и бывшая жена ушла из жизни Кёнеманов вместе с сыном Николаем, дочерью Марией, и их последующими поколениями, которые живут в настоящее время в Москве.

Новый же брак композитора Фёдора Фёдоровича Кёнемана с Александрой Владимировной (20 марта 1896 - 12 октября 1987), на которой он женился в 1927 г., оказался невероятно удачным, хотя у них и не было детей. Тётя Шура, как её называли все остальные младшие родственники, пережила композитора на пятьдесят лет и стала хранительницей его творческого архива и организатором многочисленных выставок и юбилеев композитора как в музее Ф.И.Шаляпина в Москве, так и  Краеведческом музее города Пушкино Московской области, где композитора чтут, как своего земляка - здесь, в загородном предместье Москвы, на даче он проводил десятилетия своей творческой жизни, устраивая ещё в дореволюционные годы творческие вечера, на которых выступал друг юности Фёдор Шаляпин.

В настоящее время основная часть архива композитора Фёдора Фёдоровича Кёнемана, включая ноты, хранится в Государственном Центральном Музее Музыкальной Культуры имени М.И.Глинки, Фонд № 60, Инв. № 181.

Последняя частная обитель Кёнеманов в Москве - квартира с тремя окошками его младшей сестры Ольги Фёдоровны Соловьёвой на первом этаже по Большому Знаменскому переулку отошла в связи с её смертью  в 1976 году  государству.

За сто лет предки Фёдора Кёнемана создали и потеряли в России огромное состояние. В двадцатых годах 19 века во время бума строительства суконных предприятий в России (вызванного повышением налогов на импортный текстиль), в Москву переехало семейство Фридриха Вильгельма Кёнемана, его жены Адельгейд (Аделаиды) Гертруды Пельтцер и их восьмерых детей.

Оставив свой дом в пограничном Голландско-Австрийско-Французско-Прусско-Бельгийском города Эйпен (Eupen), переходившим с 18 по 20 век от одной державы Европы к другой, они решили с большей выгодой использовать свои ремёсла и знания для создания текстильных предприятий в России, работающих в те времена от водяного привода типа "мельничного" колеса.

Так, у одного из сыновей Фридриха Кёнемана, - Виктора Александра Кёнемана (1804-1885), или, как его именовали по-русски, Виктора Фёдоровича (будущего деда композитора Фёдора Кёнемана) в 1832 году появилась суконная фабрика в селе Каблуково Богородского уезда Московской губернии. Полученные доходы позволили Виктору Кёнеману стать к 1842 году Богородским купцом 3-ей Гильдии. В 1845 году на его фабрике с двумя водяными приводами работало 36 станов, 28 жаккардовых машин и 182 рабочих. Сукна производилось на 90 тысяч рублей в год!

Место для фабрики в этом районе Богородского уезда было выбрано Кёнеманами из-за удобства с поставкой сырья. Близлежащие земли хорошо были  известны произраставшим льном и развитым ткацким   и суконным производством. Ещё царь Иван Третий переселял в эти края близ современного города Фрязина феодосийских ткачей, потомков франков (фрязинов-генуэзцев) для развития ткачества.

Хозяин жил с семьёй в доме прямо на территории предприятия на берегу речки Воря, под сенью стоящей высоко над поймой знаменитой каблуковской церкви Спаса Нерукотворного, построенной в 1780-1785 годах на свои средства прадедом жены А.С.Пушкина Н.Н.Гончаровой,- колежским асессором Афанасием Абрамовичем Гончаровым, который в то время владел селом Каблуково-Спасское. Близость к Православному храму не мешала семье Кёнеманов сохранять вплоть до революции своё евангелическо-лютеранское вероисповедание. Хотя из Прусского подданства Виктор Кёнеман вышел, как и его братья, ещё в 1828 году и стал подданным русского царя Николая Первого.

Жизнь первых трёх поколений Кёнеманов в России отмечены близкими социальными и родственными связями внутри своей разраставшейся семьи и браками с другими немецкими иммигрантами из Пруссии.

Ещё два брата Виктора Кёнемана - Эдуард и Альберт -  построили свои предпритяия в России. Старший брат Эдуард Кёнеман (1801-1853) купил земли в селе Соболево (ныне часть города Щёлкова), где на излучине реки Клязьма поставил суконную фабрику. К 1833 году он построил на впадавшей в Клязьму реке Воронок плотину, которая образовала значительный по размерам пруд, дававший приличный напор воды для производства. Дела шли очень хорошо. В 1836 году по указу Московской Казённой Палаты Эдуард перешёл в Богородские купцы 2-й Гильдии. К 1842 году его фабрика на более прогрессивном, пароводяном устройстве на 20 сил производила сукна на 166 тысяч рублей в год, почти вдвое больше, чем фабрика брата Виктора на реке Воря три года спустя. Эдуардовская фабрика  имела 40 станов, 39 жаккардовых машин и 244 рабочих.

Их третий брат, Альберт Кёнеман (1803-1887) также немало преуспел, обосновав свою суконную фабрику с собственным домом в 3-ем квартале Лефортовской части в Москве, относящимся к приходу Петра и Павла.  Ему принадлежали владения № 306, 307, 308, 309 и 320, расположенные с обоих сторон Суворовской улицы (карта). Хозяйский дом находился на участке 306 между Суворовской и улицей 9-ой Роты, в нём также жили родители Альберта и его братьев - Фридрих Вильгельм Кёнеман (основатель рода Кёнеманов в России) и Иоганна Адельгейд, урождённая Пельтцер. На одном из владений располагалась его суконная фабрика с паровой машиной. В 1845 году  фабрика имела 54 стана, 35 жаккардовых машин, 234 рабочих. Сукна среднего и высшего качества вырабатывалось на 169,750 рублей в год. В 1846 года Альберт стал Московским купцом Второй Гильдии Гостиной слободы, а затем и Первой Гильдии. К 1853 году участок №309 за Альбертом уже не числился.

Но его судьба, в отличие от жизни остальных братьев Виктора и Эдуарда, пустивших корни в России и умерших здесь же, сложилась совсем иначе. Хотя его дети Мария Матильда (1838-1929), Юлий Цезарь (1840-1885) и Александр Кёнеман (1834-1915) родились в Москве, но в начале 1860-х годов вся семья уехала обратно в  Пруссию, и сам Альберт скончался  в курортном Визбадене, прожив 84 года.

Отъезд из России  помог сохранить потомкам Альберта Кёнемана семейные капиталы и, не имея в России никакой собственности, избежать экспроприации после 1917 года текстильных предприятий, которая не пощадила других родственников композитора Фёдора Кёнемана по линии Пельтцеров, идущей от его бабушки Елены Пельтцер - троюрных братьев и сестёр, владельцев многочисленных текстильных, суконных и красильных предприятий в России. Отец Елены, её сестры Марии и пятерых братьев, Иоганнес Вильгельм Пельтцер был бургомистром Вейсвеллера и владельцем замка Венау, но все его дети переехали в конце 1820-х годов в Россию.

Личность Иоганнеса Пельтцера примечательна тем, что он умело воспользовался завоеванием Наполеоном Бонапартом западной части Пруссии, а точнее - кантона Эшвейлера, который с 1794 по 1814 годы стал принадлежать Франции. Наполеон распорядился произвести секуляцию (приватизацию)  немецких монастырей на захваченных землях. Иоганнес Пельтцер, сам будучи бургомистром городка Вейсвеллера, входящего в этом кантон, выкупил монастырь Венау (Wenau) со всеми монастырскими землями, и впоследствии жил доходами от сельского хозяйства, а после смерти в 1841 г. его супруги Анны Софии, урожд. Эссер, переехал в Аахен.

Семеро детей Иоганнеса Вильгельма Пельтцера и Анны Софии (Эссер) иммигрировали в Россию в 1820-х годах. Одна из их дочерей - Елена Анна Пельтцер (1805-1876) и станет бабушкой композитора Фёдора Кёнемана, выйдя замуж 10 октября 1831 года за Виктора Александра Кёнемана, владельца суконного завода в селе Каблуково Богородского уезда Московской губернии.

Но не только дети удачливого бургомистра Вейсвеллера переехали жить в Россию. Переехали и перевезли свои капиталы и  другие Пельтцеры - текстильные предприниматели из Мольсберга (Нидерланды) - Арманд Пельтцер и Иоганн Вильгельм Пельтцер. С их первых капиталов началось создание собственных суконно-текстильных предприятий Пельтцерами и Кёнеманами, а затем - покупка и переоснащение других текстильных фабрик России.

Фамилия Пельтцер неоднократно будет появляться в биографии композитора Фёдора Кёнемана. Родственные, производственные и финансовые связи связали и многократно генеалогически скрестили представителей этих двух немецких династий в России, попавших сюда в далёкие 20-е годы 19 века из западной Рейн-Вестфалии. Самый первый из Кёнеманов в России  - Фридрих Вильгельм Кёнеман из Эйпена -  был женат на Иоганне Адельгейд Пельтцер, тоже из голландского Мольсберга.

Практически, Пельтцеры и Кёнеманы действовали одним фронтом в развитие суконного бизнеса в России, и это взаимодействие основывалось на крепчайших семейных связях немецкого образца и порядка, накладывающихся как на необходимость сохранять капиталы в семье, так и на отсутствие большого выбора для браков - немцев в России было мало, и жениться им приходилось пока что только на "своих".

Интересно отметить, что отец композитора Фёдора Кёнемана - Фридрих - был одним из первых в семье, кто вышел из замкнутого круга немецкой общины и женился не на  "немке",- предпочтя аристократку из Украины Ольгу Петровну Гнедич!

Иоганна Пельтцер (1806-1883) выйдет замуж за Альберта Кёнемана - сына Фридриха Вильгельма Кёнемана (первого Кёнемана в России) и другой Иоганны Пельтцер. Это тот самый Альберт, у которого суконная фабрика была в Лефортове в Москве и который в возрасте 50 с лишним лет переехал со своей семьёй в Пруссию.

Сын Абрахама Пельтцера - Арманд "Иванович" Пельтцер - женится на  своей троюродной сестре Адели ("Юлии Эдуардовне") Кёнеман, младшей его на 17 лет - дочери Эдуарда Кёнемана, имевшего суконную фабрику в селе Соболево Богородского уезда Московской губернии, и внучке Адельгейд Пельтцер. А дочь Адели и Арманда - Юлия - выйдет замуж в Соболеве за своего дядю - брата Адели - Эмиля Эдуардовича Кёнемана, старшего её на 12 лет.

Брат Альберта и Эдуарда Кёнеманов - Виктор Александр Кёнеман (дедушка композитора Фёдора Кёнемана), чья мать Адельгейд, была из рода Пельтцеров, будет во второй раз породнён с Пельтцерами, женившись на дочери бургомистра Вейсвеллера, своей двоюродной сестре  Елене Анне Пельтцер (1805-1876).

Остальные братья и сёстры Кёнеманы и Пельтцеры, а также их дети и внуки, проживавшие в России в 19 веке,  смогли породниться с представителями других немецких семей, носящих такие фамилии, как Шлейчер (Schleicher), Эссер (Esser), Молленгауэр (Mollenhauer),  Каулен (Kaulen), Мюллер  (Muller), Крёниг (Kroenig), Хейтон (Heuten), Бекер (Becker), Паделли (Padelli), Брамлей (Bramley), Ритген (Ritgen), Лунен (Lynen), Дорн (Dorn), Ребенек (Rabeneck), (Lipgart), и с украинским родом Гнедич.

Троюродная сестра композитора Фёдора Кёнемана (по их общему прадедушке - бургомистру Вейсвеллера) - Эмма Альбертовна Каулен была в браке с Афанасием Михайловичем Поповым - племянником изобретателя Дмитрия Ивановича Менделеева. Их дочь, Мария Афанасьевна Попова (1888-1962) вышла замуж опять же за Кёнемана. Им оказался Александр Эмильевич Кёнеман (1888-1963) - сын Эмиля Эдуардовича Кёнемана (1849-1909), он же внук Эдуарда Кёнемана (1801-1853) - владельца суконной фабрики в Соболеве, и Юлии Армандовны Пельтцер (род. в 1861) - дочери Арманда Ивановича Пельтцера и Адели ("Юлии Эдуардовны") Кёнеман, упоминавшихся ранее.

Несмотря на тесные семейные узы, связавшие Кёнеманов и Пельтцеров во времена их изначального "десанта" в Россию в 1820-х годах, за полвека и после рождения ещё двух поколений наследников, интересы различных семейных кланов, прежде целиком "зацикленных" на суконном производстве, стали распадаться.

Ни у одного из трёх братьев-Кёнеманов - Виктора, Эдуарда и Альберта, или их наследников по мужской линии -  к 1870 году не осталось своих суконных предприятий в России, и тем самым с их потомков с фамилией Кёнеман была снята необходимость заниматься довольно-таки трудоёмким текстильным бизнесом, связанным с потребностью постоянно переоснащать производство в связи с развитием технического прогресса, что особенно встало остро после освобождения в 1861 году российского крестьянства от крепостной зависимости - "рабсила" стала дороже, и от растущего, но сложноуправляемого пролетариата с отсутствием немецкого менталитета можно было ожидать что угодно.

В то же время текстильная империя Пельтцеров в России расширялась. Сыновья вейсвеллерского бургомистра Иоганнесса Вильгельма Пельтцера, иммигрировавшие в Россию в 1820-х годах вместе со своей сестрой Еленой  (будущей бабушкой композитора Фёдора Кёнемана) - Наполеон Пельтцер (1802-1889), Фридрих Пельтцер (1808-1887), Иоганн Георг ("Егор Иванович") Пельтцер (1810-1897) и Иоганнес Сигизмунд Пельтцер (1795-1876) стали одними из крупнейших производителей суконной мануфактуры и торговли суконными изделиями в России.

В 1870 году 60-летний Егор Иванович Пельтцер взял под свой контроль суконную фабрику своего зятя Виктора Кёнемана  в Каблукове. Вероятно, московская суконная фабрика Альберта Кёнемана, после переезда Альберта и его потомков в Германию в 1860-х годах, также была продана кому-то из Пельтцеров.

Насколько непросты были отношения в бизнесе говорит тот факт, что окончательный платёж за проданную Виктором Кёнеманом суконную фабрику в Каблукове своему шурину Егору Ивановичу Пельтцеру пришлось получать через 7 лет по суду. 18 февраля 1877 года суд в Москве постановил взыскать с торгового дома "Пельтцер и Бенке" 21,755 рублей в пользу Виктора Кёнемана.
 
Сыновья основателя текстильной фабрики в Соболеве Эдуарда Кёнемана, умершего в 1853 г., также покинули бизнес в Соболеве. Его старший сын, Фёдор Эдуардович (7 июня 1826 - после 1900) к 1892 году стал членом Правления и Исполнительным директором Московского Учётного Банка. Другой сын - Эмиль Эдуардович Кёнеман (12 августа 1849 - после 1909) переехал в Крёкшино (рядом с Подольском под Москвой) и основал там своё имение, в котором у него и у его жены Юлии Пельтцер родилось восемь детей.

Матерью Юлии Пельтцер была одна из дочерей Эдуарда Кёнемана - Адель (27 июля 1834 - после 1871), которая вышла замуж за текстильного магната, купца Первой гильдии Арманда Пельтцера. Имено её семье с Армандом и перешла по наследству текстильная фабрика Эдуарда Кёнемана в Соболеве. О нём, как о голландском подданном, торговце сукном, говорится в "Обследовании шерстоткацкой фабрики Пельцера А.", проживающем в селе Соболеве Богородского уезда Московской области в 1881 году.

Впоследствии Соболевская фабрика перешла в собственность "Товарищества мануфактур Людвиг Рабенек", а после 1917 года национализирована и сейчас называется Хлопчатобумажным комбинатом имени М.И.Калинина, а само Соболево включено в состав города Щёлково. В настоящее время неизвестно, была ли фабрика в Соболеве, основанная Эдуардом Кёнеманом, продана Рабенекам, или она стала частью акционерного общества, сохранив наследникам Эдуарда долю в её доходах. Возможно также, что одна из дочерей либо самого Эдуарда Кёнемана, либо одного из его детей вышла замуж за одного из наследников Людвига Рабенека, имевших вплотную к земле Кёнеманов в излучине реки Клязьмы, с 1833 года, текстильную красильню(См. - О судьбе текстильной фабрики, построенной Эдуардом Кёнеманом в 1832 г. в Соболеве).

В течение советских времён, а особенно в первые десятилетия после 1917 года, композитор Фёдор Кёнеман  и его родственники (сёстры и братья) вынуждены были скрывать от властей, что их двоюрные и троюрные братья и сёстры с фамилиями Пельтцер владели суконными предприятиями в России вплоть до Октября. Не говоря уже о том, что собственный дедушка Виктор владел суконным заводом в Каблукове. Сам композитор, хоть и являлся профессором Московской консерватории, старался жить скромно, своими музыкальными произведениям не кичился, а для всей семьи составили краткую легенду. На вопрос, кто его отец, говорили так: "инженер из Кёнигсберга". И это было правдой - его отец Фридрих был отправлен в один из лучших университетов Европы в Кёнигсберге (сейчас - город Калининград), чтобы овладеть инженерными науками и тем самым внести свой вклад в развитие текстильных предприятий своей семьи.

С этой версией были рождены и жили  в Москве три последующих поколения потомков Виктора Кёнемана, и только в 2007 году выяснилась правда - дед композитора был купцом 2-ой гильдии! Разбирая архивы правнука Виктора - Фёдора Евгеньевича Кёнемана, ныне члена-корреспондента Российской  Академии Наук, я обнаружил свидетельство о рождении Фридриха Кёнемана - отца композитора, сохранённое  в послереволюционные годы его отцом Евгением Кёнеманом (братом композитора). В нём были указаны и имена родителей - текстильных фабрикантов Виктора Кёнемана и Елены Пельтцер, чей завод в Каблукове уже был хорошо известен исследователю и краеведу Богородского края Московской области Георгию Васильевичу Ровенскому.

И вспоминая, как  "заблаговременно" Виктор избавился от своего текстильного завода в Каблукове в 1870 году, начинаешь с благодарностью вспоминать его решение...

Многим Пельтцерам после 1917 года пришлось разделить страшную судьбу тех, кого подавила репрессивная машина нового Государственного строя.

Павел Альбертович Пельтцер 1897 года рождения - внук купца 1 Гильдии  Арманда Пельтцера, - был осуждён, как враг народа,  и умер на Колыме.

Однажды, в 1980-х годах, племянник композитора Фёдора Кёнемана - москвич Фёдор Евгеньевич Кёнеман после окончания спектакля, в котором была занята его четвероюрная сестра, знаменитая актриса Татьяна Ивановна Пельтцер , зашёл за кулисы, чтобы познакомиться со своей дальней родственницей и, может быть, восстановить семейные связи. "Здравствуйте, Татьяна Ивановна, мы с Вами - родственники, моя фамилия - Кёнеман",- представился он.

Услышав фамилию "Кёнеман", Татьяна Пельтцер стремглав убежала от него в гримёрную, и никакого знакомства не получилось...

(продолжение следует...)

Семья Кёнеманов на даче Самуйловой в Акулове, станция Пушкино Ярославской ж/д, недалеко от Москвы. Фото около 1907 года.
Ф.Ф. Кёнеман сидит на лавочке первым слева с собачкой.
Нажать здесь или на фото посмотреть крупно.

Фёдор Фёдорович
Кёнеман
Русский композитор
8 (21) апреля 1873 - 29 марта 1937

Веб-мастер, текст и современные фотографии -
Фёдор Соловьёв ,
Анкоридж, Аляска, США.

Евгений Михайлович Филатов, Москва, Россия  - внук Евгения Кенемана, младшего брата композитора. Художник, историк, преподаватель истории искусств.

Родственники
Ф. Ф. Кёнемана

Feodor Koenemann (Keneman), 1927, Moscow, Russia. Photo by Napelbaum.

Фёдор Фёдорович Кёнеман.
Фото Студии Люмьера,
Нью-Йорк 1923 г.

Ольга Ивановна Кёнеман(урожд. Гнедич)
1849-1925
.
На руках - её старший сын
Федя Кёнеман, 1873 г.

Фёдор Фёдорович Кёнеман, русский композитор, пианист, профессор Московской Государственной Консерватории, друг и аккомпаниатор русского певца Фёдора Шаляпина, родился в Москве в 1873 году.

Фёдор был старшим сыном родившегося в Москве Прусского подданного Фридриха Наполеона Кёнемана (Friedrich Napoleon Konemann) (27 февраля 1838 - 23 марта 1903), и родившейся в Ахтырке (под Харьковом) украинской аристократки Ольги Ивановны Гнедич (1849-1925).

В конце 1860-х - начале 1870-х годов отец композитора, выпускник Кёнигсбергского Университета , спроектировал и построил сахарорафинадный завод в Ахтырском уезде Харьковской губернии на Украине по заказу одного сахарозаводчика. Познакомившись во время строительства с местной знатью и хорошо заработав, Фридрих  женился на представительнице украинского дворянского рода Ольге Гнедич из соседнего имения Ахтырка. Род Гнедичей из Ахтырки уже дал миру немало знаменитостей - поэта и переводчика поэм Гомера, Николая Ивановича Гнедича (1784-1833), его же внучатого племянника Петра Петровича Гнедича (1855-1925) - писателя, драматурга, переводчика, историка искусства и театрального деятеля, и многих других людей - государственных служащих, военных, священников и деятелей искусства.

Перевезя красавицу-дворянку из Ахтырки в Москву, Фридрих сменил своё немецкое имя на Фёдор, второе немецкое имя Наполеон на отчество Викторович (согласно тому, что его отца звали Victor Alexander Könemann), а сложную в написании немецкую фамилию Könemann переделал на русскоязычную Кёнеман, и стал Фёдором Викторовичем Кенеманом.

Таким образом, всё было подготовлено, чтобы назвать их первого ребёнка - будущего композитора, родившегося 8 апреля 1873 года, и в честь отца, и по-русски - Фёдором Фёдоровичем Кёнеманом

Федя Кёнеман получил среднее образование в Московском Петропавловском училище, которое окончил в 1890 году в 17 лет.

Через два года, в 1892 году Фёдор Кенеман поступил в Московскую Государственную Консерваторию по классу скрипки. К этому времени у него уже было пять братьев - Виктор, Александр, Яков, Дмитрий и Евгений,  и две сестры - Марья и Ольга. Самую младшую из них, Ольгу, родившуюся в 1891 году, Фёдор был старше на 18 лет.

В 1897 году Фёдор Кёнеман окончил Консерваторию по двум специальностям – фортепиано и теория композиции. Кёнеман был признан одним из лучших и одарённейших её студентов и был награждён большой золотой медалью. Его имя, наравне с другими золотыми медалистами, хранится на доске почёта в стенах Московской Консерватории.

Учился Фёдор Фёдорович Кёнеман в Консерватории на курсе знаменитого Николая Сергеевича Зверева вместе с Александром Николаевичем Скрябиным и Сергеем Васильевичем Рахманиновым. Интересно отметить, что рекордное количество золотых медалистов дали Консерватории именно выпуски Н. С. Зверева.

Зверев вёл в Консерватории только младшее отделение, и все его ученики, дойдя до старшего отделения, переходили к другим профессорам. Таким образом, Скрябин, Кёнеман, Кашперова, Самуэльсон и Пресман перешли в 1895 году к п реподавателю по классу фортепиано Владимиру Ивановичу Сафонову, а в 1897 году преподавателем Кёнемана по классу композиции были А.С.Аренский, С. И. Танеев и М. М.  Ипполитов-Иванов.

Фёдор Фёдорович Кенеман, сам ставший в 1912 году профессором Московской Консерватории по классу фортепиано, написал более ста произведений, включая Гимн Консерватории, но более стал известен в мире как друг и аккомпаниатор Фёдора Шаляпина, объехав вместе с ним на гастролях полсвета.

Фёдор Кёнеман (второй справа) был студентом выдающегося преподавателя музыки Николая Сергеевича Зверева (в центре фото). Знаменитейшие таланты того времени появились под его руководством. На фотографии класса Зверева, слева направо, изображены: С.Самуэльсон, А.Скрябин, Л.Максимов, Н.С.Зверев, С.Рахманинов, К.Черняев, Ф.Кёнеман, М.Пресман.

Последнее обновление -
4 октября 2013 года

Отец композитора
Фридрих Наполеон Кёнеман
, или, на русский манер, Фёдор Викторович Кёнеман.

Дед композитора - Виктор Александр Кёнеман (1804-1885), Богородский купец Второй Гильдии, построивший в 1832 г. суконную фабрику на реке Воря в селе Каблуково Богородского уезда Московской губернии.

Отец матери композитора
Иван Петрович Гнедич
(род. 1816 - сконч. после 1903)

 Сестра Фёдора Фёдоровича Кёнемана и самая младшая из 14 детей - Ольга (1891-1976). Жена Фёдора Ивановича Соловьёва .

Фёдор Кёнеман (слева) с братом Евгением и сестрой Ольгой. Увеличить

Леопольд Егорович Кёниг
1821-1903
.
 Основатель и владелец крупнейших текстильных фабрик и сахарных заводов в дореволюционной России, которого называли "Королём Сахара". Построил Гутянский сахаро-рафинадный завод в селе Гуты Ахтырского уезда Харьковской губернии на Украине после 1881 года.

Надгробный монумент на могиле Фёдора Фёдоровича Кёнемана на Пятницком кладбище в Москве.

Москва, Большой Знаменский переулок, дом 4, квартира 2.
Эту квартиру композитор Фёдор Фёдорович Кёнеман купил для своих младших братьев и сестёр в дореволюционное время на наследство отца Фридриха и деда Виктора, полученного от продажи в 1870 г. текстильной фабрики в селе Каблуково Богородского уезда Московской губернии, которую Виктор Кёнеман основал в 1832 году.

Фёдор Фёдорович Кёнеман. Фото Напельбаума, Москва, 1927 г.

Из справочника
"Вся Москва", 1900 г.

Кёнеман Фёдор Фёдорович, свободный художник.

Адрес: Брюсовский пер.,
дом Доброва.
Место работы  - Консерватория.

Фёдор Шаляпин - друг композитора, вместе с которым они неразлучно провели 36 лет 

Евгений Фёдорович Кенеман, Москва, Россия.
8 сент. 1954-  30 октября 1999. Внук Евгения Кёнемана - младшего брата композитора.
Поэт, писатель-драматург и художник. Автор сборника стихов "Необоснованность", подготовленного к печати после смерти автора его другом Юрием Насимовичем.

Сохранившийся "Голландский домик" - усадьба родственников бабушки композитора (по отцу) Елены Пельтцер  в селе Литвиново Щёлковского района Московской области (нажать). 

Юлия Фёдоровна Соловьёва, Москва, Россия. Правнучка Ольги Кёнеман, младшей сестры композитора. Художница.
Автор цикла ностальгических деревенских пейзажей.

Мифические существа Юлии Соловьёвой.

Жёрнов мельничного колеса от текстильной фабрики в Каблукове на речке Воря, сохранившийся до наших дней.

Слева-направо: Николай Константинович Авьерино, Фёдор Иванович Шаляпин и Фёдор Фёдорович Кёнеман Увеличить

Церковь Спаса Нерукотворного в селе Каблуково.



Дополнительная информация о ней:

www.russian-church.ru
www.mepar.ru
www.sobory.ru
www.bogorodsk-noginsk.ru
www.bogoslov.ru

Протоиерей Сергий Казаков (Сергей Евгеньевич Казаков-Кёнеман) - настоятель церкви Рождества Богородицы в селе Анискине Щёлковского района Московской области

Николай Фёдорович Кёнеман , 1894-1960, сын композитора
Ф. Ф. Кёнемана.

М., Издательство "Спорт и культура -2000", 2008 , 164с.
УДК  78(093)
ББК 5.313(2)1
ISBN: 978-5-901682-41-8

Тираж: 3000

Формат: 60*90/16

Тип обложки:  Мягкая
Вес: 200г
Цена опт. - 135 р
Цена розн. - 210 р.
 
Жанр:  Историческая новелла. 

Ольга БОБРОВНИКОВА
Дневник Александры Петровны.
Парафраз на грустную тему.

Павел
Пабст

В стенах Московской Консерватории композитор Павел Пабст преподавал фортепиано юному Фёдору Кёнеману. В течение своей музыкальной карьеры Фёдор Фёдорович Кёнеман неоднократно исполнял произведения Пабста на концертах.

Иоганнес Вильгельм Пельтцер
(Johannes Wilhelm Peltzer) -
прадедушка композитора Фёдора Кёнемана
(отец бабушки (жены Виктора Кёнемана) -  Елены Кёнеман, урожд. Пельтцер).
Родился 12 ноября 1770 года в
посёлке Штольберг (Stolberg) земли Северный Рейн-Вестфалия,
скончался 10 января 1849 года в городе Аахене (Aachen).
Предприниматель в городе Шевенгутт (Schevenhütte),
 Бургомистр города Вейсвеллер (Weisweiler) кантона Эшвейлер.
Владелец приватизированного в 1802 г. по распоряжению Наполеона Бонапарта монастыря Венау (Wenau) - на фото.

мемуары «Серебрянного века» в форме исторической повести, основанной на действительных фактах.

Александра Петровна – вдова Павла Августовича Пабста (1854 – 1897), в течении 19-ти лет профессора Московской консерватории  – взялась за написание мемуаров 10 лет спустя смерти её супруга.

Фёдор Фёдорович Кёнеман,
Москва, ок. 1910 г.

Фёдор Фёдорович Кёнеман музицирует в кругу семьи. В центра - его мать Ольга Ивановна, у стола - жена Мария Ефремовна. Начало 1920-х гг. (Увеличить)

Прослушать балладу
"Как король шёл на войну"
  ("When the King Went Forth to War") на музыку Фёдора Кёнемана.

Untitled Document

Из Дела “О взыскании нидерландским подданным
В. Кёнеманом с торгового дома "Пельтцер и Бенке" -
21 755 рублей 28 копеек по счёту”
от 18 февраля 1877 г.ЦИАМ, Москва, Фонд 131, опись 59, дело 540. Исследования Г.В.Ровенского.

Софья Кёнеман, “бельгийская подданная”, дочь Виктора Кёнемана (дедушки композитора Фёдора Фёдоровича Кёнемана), выступала по доверенности через своего поверенного в деле о взыскании с купцов Сигизмунда Ивановича Пельтцера и Фёдора Ивановича Бенке, торгующих под фирмой Торгового Дома " Пельтцер и Бенке", денег, которые Виктор Кёнеман, согласно предоставленной суду Выписи из немецкой расчётной книги о вкладе, положил на расчётный счёт фирмы, вероятно, в 1870 году после продажи его суконной фабрики в селе Каблуково брату Сигизмунда Ивановича - Егору Ивановичу Пельтцеру. Оба брата - Егор и Сигизмунд - являлись также и родными братьями матери подавших на них в суд Софьи Кёнеман - Елены Анны Кёнеман, урожд. Пельтцер - жены Виктора Кёнемана.

Поверенный дочери Виктора – Софьи Кёнеман – требовал от ответчика выплаты и денег, и процентов, и неустойки. Поверенный ответчика и ранее, и на суде требовал признать Виктора Кёнемана сумасшедшим и недееспособным. Суд оговор этот признал не обоснованным и постановил деньги выплатить с процентами и неустойками в размере 21 755 рублей 28 копеек.

Часть из этих полученных по наследству средств составили основу капитала, позволившего сыну Виктора - Фридриху (Фёдору) Кёнеману - направить своего сына, будущего композитора Фёдора Кёнемана, на обучение в Московскую Консерваторию.

Фёдор Георгиевич Соловьёв, Анкоридж, Аляска, США   - внук Ольги Кёнеман, младшей сестры композитора, - журналист, изобретатель и издатель оригинальных игральных карт "ШЕСТЬ ПОКОЛЕНИЙ" и карточных игр, созданных на их основе.

8 апреля 2013 года исполнилось
140 лет со дня рождения русского композитора Фёдора Фёдоровича Кёнемана

Мы приглашаем историков, музыкальных критиков и краеведов, имеющих в своих архивах информацию о Фёдоре Фёдоровиче Кёнемане, присоединиться к нашему повествованию для создания более подробной биографии композитора.

Заранее спасибо!

Фёдор Фёдорович Кёнеман.
Фото Студии Люмьера,
Нью-Йорк 1923 г.

Фёдор Фёдорович Кёнеман.
Россия, 20-е годы. 

Композитор Ф.Ф.Кёнеман был страшим в семье. После него родилось ещё 13 братьев и сестёр. На фото - отец семейства Фридрих Наполеон (Фёдор Викторович) Кёнеман с книжкой. Увеличить

Фридрих МАККО
Генеалогия и родословная немецкой фамилии ПЕЛЬТЦЕР / PELTZER
c 1390 по 1900 гг.

Вклад в генеалогию Рейнского дворянства и патрицианских семей.
Издание 1901 г., Аахен.
На немецком языке.

Михаил Акишин, профессор.
Дело губернатора Сухова
(с информацей о майоре Кенемане).

МОИ РОДИТЕЛИ
Воспоминания дочери Эдуарда Пельтцера (1837-1909) Хедвиг (род. в 1877 г.) о жизни семьи в фамильном имении в Нарве, Эстония в дореволюционные годы
(на немецком языке, с фотографиями дома).